19 Ноября, 2021 6566

«ЯМЫ» ДЛЯ ИНОСТРАНЦЕВ


В ноябре 2016 года пресечена деятельность канала незаконной миграции в Северном Казахстане. В преступном бизнесе замешаны криминальные лица – выходцы из Грузии и Азербайджана, а также работники Петропавловского отделения железной дороги, которым пособничали машинисты локомотивных бригад.

Схема была такая: мигрантов привозили в депо, раздавали им желтые жилетки, давали в руки инструмент и провожали на территорию предприятия. Прохаживаясь вдоль путей, псевдорабочие постукивали молоточками по колесам, изображая из себя местных, затем их подсаживали во вторую секцию локомотива грузового состава, следовавшего в Россию.

Расчет был прост – после того, как поезд вышел со станции, следующая остановка его ждет только в Омске. В случае остановки в дороге может образоваться затор на железнодорожных путях. И если бы оперативники допустили какую-то ошибку, им до конца жизни пришлось бы платить штрафы за срыв графика движения.

В преступной группе собрались люди с криминальным прошлым, хорошо ориентирующиеся в приграничье, им была знакома оперативно-розыскная деятельность, они знали, как ведется наблюдение, организовывается прослушка телефонов. Другими словами, злоумышленники были в курсе технологических возможностей, помогающих доказать и пресечь их деятельность. Поэтому использовали разные места сбора, часто меняли машины, уходили от слежки через дворы, стараясь ввести оперативников в заблуждение.

Игра стоила свеч, ведь за одного человека им платили 1000 долларов, за мигранта из Афганистана давали в два раза больше.

А оперативники, бывало, лежа в снегу фиксировали происходящее. Им приходилось контролировать много разных точек, порой по 12 часов, не выходя из своих машин. Но операцию провели аккуратно. Действовали во взаимодействии с УБОП ДВД СКО. Преступников взяли в депо. Машинисты даже не подозревали, что уже полгода находятся под плотным наблюдением. А состав отправился вовремя, локомотив повела заблаговременно подготовленная смена машинистов.

Дело стало резонансным, но, несмотря на это, незаконная деятельность по переправке мигрантов в регионе не прекратилась. Организатор очередного канала действовал уверенно и нагло. Он очень хорошо знал приграничный район, прекрасно ориентировался на местности, имел многочисленные связи в Таджикистане и Узбекистане.

Звонки ему поступали из соседних республик, приезжали по 8–10 человек, а его помощники расселяли прибывших по квартирам. В группе царили жесткая иерархия и железная дисциплина. В организованной ОПГ собрались такие же, как их глава, дерзкие дельцы. И организатора, и его подельников знали по всему периметру границы и далеко за пределами страны. Сам глава вырос в приграничье, был знаком с особенностями охраны государст­венной границы и ориентировался на местности.

За помощью к организатору канала обращалось много иностранцев, стремившихся незаконно пересечь границу, его услуги стоили от 800 до 1500 долларов. На территории России у него имелись пособники среди таксистов и проводников.

Оперативники фиксировали его противоправную деятельность в условиях максимальной конспирации. Однако в начале июня 2017 года на фоне небольшого разлада в ОПГ, возможно что-то почуяв, объект с наиболее доверенными подельниками скрылся в дачном массиве и выставил наблюдение. Но привлеченные к задержанию преступной группы сотрудники спецподразделения «Арлан» действовали молниеносно, скрыться не удалось никому.

Работа пограничника не требует шумихи, да и граница любит тишину. Львиная доля службы «зеленых фуражек» проходит в дозорах, они бесшумно идут по следу, без суматохи преследуют нарушителя, а задержание проходит без лишних слов и, по возможности, без пальбы. Но есть у стражей границы еще более незаметная практика – оперативная. 

***

«Салмақты» – так говорят о человеке основательном, уверенном в себе. Именно такое впечатление производит Даулет Кусаинов, оперуполномоченный отдела пограничного контроля «Нур-Султан». Старший лейтенант, рассказывая о своей работе, немногословен, но за его такой недоговоренностью – труд пограничника, часового Родины.

Можно сказать, что Даулет планомерно готовил себя для оперативной работы. Занимался борьбой и штангой, срочную отслужил на границе, о которой он говорит буднично, «обычный участок, на правом фланге – горы, на левом лежали пески, а посередине – степь». Однако за этой будничностью бессонные ночи в дозоре, многие километры контрольно-следовой полосы, которую объезжали верхом на лошадях или обходили пешим порядком, и задержания нарушителей границы.

Не зря говорят, что пограничники бывшими не бывают. Многие отслужившие срочную на границе мыслями возвращаются в места солдатской службы, даже если это безлюдные места, куда зимой пробиваются на гусеничной технике, а летом там лучший транспорт – верховая лошадь. Но парни хранят свою зеленую фуражку, пишут на «форум погранцов». Вот и Даулет, отдохнув немного в домашней обстановке, стал собирать документы для представления в воинскую часть 2032, дислоцировавшуюся в Петропавловске.

Обстоятельный, спокойный Даулет Кусаинов со временем перешел на оперативную работу. Для него теперь граница проходит не на стыке двух государств, а в глубоком тылу. И работает он не по факту совершенного преступления, а на упреждение, предотвращение противоправных действий. И хотя Даулет говорит, что работа эта не совсем аналитическая, в оперативно­разыскной деятельности нужно предвидеть, получить информацию, собирать доказательства, анализировать ситуацию на границе, а еще проверять и перепроверять.

В 2014 году на казахстанско-российском участке границы активизировались криминальные группировки, специализировавшиеся на организации каналов незаконной миграции. Поток граждан соседних стран, следующих в Россию, давал преступникам доходный заработок. Сопряженность каналов незаконной миграции с вероятностью переброски через границу членов международных террористических и религиозно-экстремистских организаций и иных преступников, скрывающихся от наказания, усугубляла ситуацию.

На фоне активности незаконной миграции через границу Даулетом Кусаиновым были инициированы и организованы мероприятия по разработке и пресечению каналов переправки мигрантов. Схемы доставки и провода нарушителей границы были классическими. Прибывающие из центрально-азиатских республик иностранцы размещались в квартирах или частных домах, на своем языке они их называли «ямы», и ждали вывоза за границу. Кто-то из них преследовался законом на родине и состоял в розыске, граждане Афганистана бежали из насиженных мест с целью проникновения в европейские страны. Местонахождение иностранцев и «ямы» тщательно скрывали, преступники применяли повышенные меры конспирации – часто перемещали своих подопечных по городу, пересаживая из машины в машину, меняли номера телефонов, старались действовать только в темное время суток. Так работала группа, преступная деятельность которой по организации незаконной миграции была пресечена в ноябре 2016 года.

Судя по анализу ситуации в последние годы, охоту заниматься таким бизнесом отбили надолго, и на сегодняшний день на участке Департамента Пограничной службы КНБ по Северо-Казахстанской области отсутствуют устойчивые каналы незаконной миграции через границу.


По материалам КНБ РК

Atpress.kz