18 Декабря, 2019 8512

Авария на 37-ой скважине Тенгиза: как это было и о чем до сих пор умалчивают (ФОТО/ВИДЕО)

25 июня 1985 года произошла авария на разведочной скважине №37 месторождения Тенгиз. Ветеран нефтяной промышленности Казахстана Тулеген Байзаков в своем первом интервью корреспонденту ATPress.kz рассказал об истории открытия уникального месторождения. Вторая часть нашей беседы посвящена аварии на 37-ой скважине.

Инженера судили, начальников сняли

- Когда случилась авария на 37-ой скважине, то на первых порах пошли разговоры, что в этом якобы виноваты казахские специалисты, - мол, работать не умеют. Но государственная комиссия министерства нефтяной промышленности во всем разобралась. Надо отдать ей должное, она кропотливо изучала всю документацию, вела тщательное разбирательство, и пришла к выводу, что вины эмбинских буровиков нет. Комиссия посетила все скважины, где работало 12 буровых бригад (все казахские), со всеми переговорили, с каждым отдельно. Все специалисты - и в теории, и на практике - оказались на высоте. Таким образом был спасен имидж эмбинских буровиков. Но почему же тогда случилась авария? Комиссия пришла к заключению, что главный инженер Балыкшинского управления разведочного бурения Черкасов Федор Дмитриевич дал неправильное указание. В тот злополучный момент, на профессиональном сленге нефтяников, нельзя было подымать инструмент.

Начальник буровой, ныне покойный Лес Онайбаев, говорил Федору Дмитриевичу, что поднимать инструмент нельзя, это опасно. Есть инструкция, в которой четко прописано, что делать в таких случаях. Однако Черкасов не стал слушать своего подчиненного и взял всю ответственность на себя, расписавшись в журнале буровых работ. Впоследствии, при разбирательстве, записи в этом журнале сыграли свою роль при определении виновного. Его осудили на четыре года. кроме того, ряд руководителей лишились своих должностей.  

Я в тот момент работал начальником производственного отдела объединения «Эмбанефть» и меня назначили начальником Балыкшинского управления разведочного бурения. Несмотря на то, что эмбинские буровики не были виноваты в этой аварии, их потихонечку начали оттеснять от разбуривания Тенгизского месторождения. Министерством было создано новое объединение буровых работ, в котором преимущественно работали специалисты объединения «Нижневолжскнефть».  Сейчас-то мы понимаем, что это были далеко идущие планы Центра по оттеснению местных специалистов от освоения Тенгизского месторождения…


Танк бил прямой наводкой

Когда говорим о 37-ой скважине, нельзя обойти стороной вопрос экологии. До аварии сколько там было живности: птицы, зайцы, корсаки… Ничего не осталось. Один Бог, наверное, знает сколько было сожжено нефти. Известно, что в сутки сгорало, примерно, 10-20 тысяч тонн нефти. Высота фонтана составляла 150-170 метров. А сколько вреда принесла эта авария окружающей среде – никто не озвучил, Союз же тогда был. С другой стороны, если бы не Союз, трудно было бы нам. Сколько было затрачено, материальных ресурсов, человеческих сил. Но все равно, что бы ни говорили, фонтан закрыл Советский Союз.

- А как это происходило?

- После воспламенения через пять минут упала буровая вышка – это огромная махина, весом примерно в 300 тонн. И здесь еще не было тогда никаких американцев. Тут работал Волгоградский, Тенгизский, Грозненский, Полтавский военизированный отряды. Они и растаскивали всю технику, рухнувшую в эту лаву. Каким образом? Не было ведь ни специального оборудования, ни техники. Имеющиеся так называемые противопожарные костюмы не выдерживали высокой температуры, их тогда сгорело порядка двух тысяч. Проще говоря, Советский Союз оказался не готов к авариям при освоении подобного рода месторождений с таким составом сероводорода. Условия были тяжелейшие!

Рухнувшее оборудование приходилось растаскивать при помощи танка, который привезли из Волгограда. Он бил болванкой прямой наводкой по оборудованию, потом куски вытаскивали самодельным десятиметровым якорем, прицепленным к крану КП-25. Это был просто ужас, в каких условиях работали. Про то как тушили 37-ую скважину даже сняли документальный фильм.  

Боец из Полтавы

- Насколько мы знаем, тогда погиб один человек…   

- Он погиб, когда устье очистили. После взрыва пламя поднялось на высоту 150-200 метров, и на выходе газонефтяной смеси, под давлением 250-300 атмосфер, над устьем образовалась огромная воронка диаметром около трех метров, которая все подсасывала под себя. Необходимо было все очистить, а для этого надо было лезть под низ, чтобы туда подвести оборудование. А там все было покрыто обсидианом, вулканическим стеклом. Под воздействием высокой температуры земля вокруг скважины буквально расплавилась и превратилась в вулканическое стекло, которое было очень твердым и приходилось разбивать его специальными торпедами. В этих работах участвовал боец Полтавского военизированного отряда Владимир Николаевич Бондаренко. Я видел, как он одевал спецодежду, готовился, а минут через 20 его уже не стало…

Там работали по 15 минут. После окончания работ все вышли, а его не оказалось среди них. Видимо он неосторожно приподнялся и его засосало, отбросив потом от скважины метров на 20. От парня почти под два метра ростом осталось всего 70 сантиметров обгорелого тела. Чуть позже возле 37-ой скважины ему установили памятник. 


Помощь Америки

Американцы приехали, когда нашими усилиями скважина стала уже управляемой. Она все еще горела, но на устье стало возможным работать. Оставалось только спустить трубы, чтобы зацементировать скважину. И поскольку во всем Советском Союзе специального оборудования не оказалось, обратились к американцам. Они приехали. За хорошие деньги, конечно же. Помню, на девяти фурах прибыло 11 человек, привезли оборудование, способное под очень высоким давлением опустить в скважину трубу. Представляете, там, внизу, на глубине порядка четырех тысяч метров, примерное давление где-то 800 атмосфер. Наверху оно будет уже 200-300 атмосфер. Просто так туда ничего не спустишь. Нужно специальное оборудование. И впервые они появились на Тенгизе, когда уже скважина была управляема - 1986 году, в феврале - уехав после того, когда колонна была спущена. А цементирование производилось уже советскими специалистами.  Заглушить скважину удалось через 400 дней после аварии, 27 июля 1986 года.

Но скажу сразу – эта скважина до сих пор проблемная. Существует порядок ликвидации скважин. Для этого она должна быть зацементирована по правилам. Этого не было, поэтому она и остается «больной» скважиной.

Кому принадлежит 37-ая скважина?

- То есть, она до сих пор представляет опасность?

- Это тот еще вопрос! За ней ведут наблюдение, но до сих пор определенно неизвестно, на чьем она балансе. В одно время мы хотели выяснить – не получилось. Теперь и не знаю. Она, по-моему, на балансе Казахстана. Американцы ее не взяли. Просто не были проведены работы по консервации согласно правилам. Об этом не говорят, никому до этого нет дела. Все заняты только лишь добычей. Но этот урок даром не прошел. Американцы все учли, у них ничего лишнего нет, все продумано до мельчайших подробностей. В этом у них надо брать пример. Но наблюдение ведется только лишь с устья. А что происходит в интервале 3090 - 4467 метров никто не знает!

Поясню: аварийная колонна была спущена до глубины 3090 метров и зацементирована. А что происходит до глубины 4467 метров – неизвестно. Согласно инструкции, установка цементного моста должна производиться над продуктивным горизонтом. В нашем случае это не соблюдено.   

На территорию Тенгиза не попасть. От них и информацию по этой скважине не получишь. Все закрыто. Может кому-то известно состояние скважины, но не общественности.  

Вообще бурение – это очень тяжелая работа, рисковая. И тут работают люди, которые по-настоящему преданы своему делу. Создать бы совместные предприятия по всему Казахстану, где производится бурение. Это было бы весьма кстати. Мы берем у них опыт, новые технологии и оборудование. Ведь на Тенгизе это все прекрасно работает. Почему бы не продолжить?

Недавно создали новое министерство экологии, геологии и природных ресурсов. Слышали, наверное, о взрыве на Каламкасе. Это же вред экологии. Тут налицо нарушение технологии строительства скважин. Значит продукция выходит не там, где надо, а совсем в другом месте. Насколько я знаю, наша НК «Казмунайгаз» начала обращать на это внимание, собирает данные по всем скважинам. Сотни скважин имеют межколонное давление. А это может повторить аварию, подобную произошедшей на Каламкасе.


37-ая до сих пор опасна!

- Итак, подытожим нашу беседу. Тенгизское месторождение открыли наши буровики?

- Открыли волгоградские буровики, но по заказу «Эмбамунайгаза». На акте заложения скважины №1 стоит подпись главного геолога объединения Жолдаса Досмухамбетова.

- Второе: экологический ущерб от аварии на 37-ой скважине до сих пор неизвестен?

- Не оценен!

- Третий акцент. Основную работу по ликвидации последствий аварии сделали специалисты Советского Союза?

- Однозначно!

- Полностью ли ликвидирована опасность на этой скважине?

- Нет! Она сейчас законсервирована не по инструкции, которая существовала еще при Советском Союзе, и которую мы применяем. Другой у нас просто нет. Она не находится на балансе ТШО. Пытались провести работы по консервации согласно инструкциям. Но это стоит огромных денег. Для этого еще необходимо будет полностью останавливать работу на месторождении. А кто это сейчас позволит? Поэтому остается вести всего лишь наблюдение. Наблюдает ТШО.

- Есть опасность возникновения такой аварии на других месторождениях?

- На любом месторождении, где есть бурение и межколонное давление, велика вероятность возникновения аварии, как на 37-ой скважине. Фонтаны вообще везде могут случиться: во время бурения, во ходе капремонта и других работ. Но самое опасное, это когда уже скважину пробурят, и она начинает эксплуатироваться, появляется давление в межколонном пространстве. Там же несколько колонн. Есть промежуточные, технические и эксплуатационные. Может прорваться грифон, как на Каламкасе, с фонтаном 30-40 метров. Это смесь газа, нефти, воды… Она размягчает все вокруг, и скважина проваливается. Это очень опасно.

Подготовил Каршыга Кушеков

Видео Арсена Боранова

Фото из личного архива Тулегена Байзакова и из открытых источников




Тегтер: #Атырау #Тенгиз #37 скважина #авария #Тулеген Байзаков